Ay (a_u) wrote,
Ay
a_u


Моя прекрасная himba написала воистину прекрасное:


Вашу мать, а. Это я новости читаю, читаю. Извините.

Я там у себя, в Дагестане, была как белая ворона. Папа - еврей, мама вроде наша. Ага. Так себе, серединка на половинку девочка. Еще и отличница. И зовут не Патимат Магомедова, а совсем по другому. Не, не наша. Пока не доросла до университета, где надыбалось с десяток таких же пятнисто-полосатых ненаших, так и ходила без единомышленников. Нет, вру. Было три подружки. Две русские, одна еврейка. Отличницы. Ну вы меня поняли.

Приехала в Москву и поняла, что ненашей можно быть и на более крутом уровне. Ну и что, что в Москве мои фамилия и имя вроде нормальные. Бьют, как говорится, не по паспорту. Московская милиция нас в те времена частенько задерживала. Ну, у нормальных милиционеров глаз наметанный, они зря у себя не будут держать двух голодных интеллигентов. Так что приводили, записывали, вспоминали - "А, опять эти... блин, ну дуйте отсюда уже". Но в обезьянниках таки было посижено. В том числе и по стуку соседей (в субботу утром прямо из квартиры...). Время было такое. Взрывы. Не, не наши.

Потом вроде поспокойней стало. И навык передвижения по городу без регистрации тоже пришел. Работа нормальная появилась. Друзья. Тоже разные друзья, кто-то такие же понаехавшие, а кто и понаостававшиеся. Думали, спокойно будет. Мир будет. Дружба. Жвачка.

Вы знаете, я вот тут смотрю на взаимоотношения местных этнических и неэтнических. Всем как бы наплевать. Честно. Дети все вместе в школе, в супермаркетах на кассах сидят девушки в платочках, девушки в косичках и девушки в стрижках... Даже те, которые в платочках, они тоже разные. У одних платочек так, у других сяк. Кому-то просто голову прикрыть, кому-то все волосы. Одним можно до колена платья, а внизу леггинсы и каблуки, а другим нельзя, надо, чтоб длинное. Одним можно только черное, в другим - такое же развевающееся, но розовое, или зеленое, или разноцветное. Всем как бы плевать. Ну черное. Ну розовое. О, Химба приехала. Ну ничо так, ничо... пойдет. Наша.

При этом местная чеченская мафия бьет местную же албанскую. Марокканцы дубасят друг друга и проходящих мимо турков. На выборах может победить партия, которая за строгости в отношении к неэтническим. Но на бытовом уровне - нормально. Все пойдут. Все наши. Вот я и думаю - неужели так сложно? Что такого - НЕ ненавидеть и не делить на своих и чужих? Не на государственном уровне, а на бытовом?

Когда я думаю об этом, я вспоминаю сцену, которую я видела у ворот Храма Гроба Господня в Иерусалиме. Там православная монахиня сидела с католической на ступеньках. Они ели какие-то сэндвичи и о чем-то живенько болтали. К ним потом еще греческий священник присоединился. А вечером приходит один мусульманский дядька и закрывает двери Храма. А утром опять открывает. Такая у его строго мусульманской семьи почетная миссия уже несколько сотен лет - держать ключи от Храма. И всем нормально. Все наши. Все пойдут. Это не трудно.

Я очень рада за Марину - что она теперь живёт в уютной стране, в прекрасном городе со старинными домами... я не рада за нас, без такой Марины тут гораздо хуже, поверьте.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments